Thursday, 2 April 2015

Святитель Иннокентий Вениаминов: апостол Сибири и Америки

Святитель Иннокентий, моли Бога о нас!
В 1797 в селе Анга Верхоленского уезда Иркутской губернии в семье пономаря родился мальчик Иван Попов, который впоследствии стал великим ученым и религиозным деятелем отцом Иннокентием (Вениаминовым), епископом Православной Российской Церкви и митрополитом Московским и Коломенским. Он прославлен Русской Православной Церковью в 1977 году в лике святителей как апостол Сибири и Америки. Его память совершается в церковных службах пять раз в году: 13 апреля (преставление), 23 июня (Собор Сибирских святых), 6 октября (прославление), 18 октября (Собор Московских святых), в Третью неделю по Пятидесятнице (Собор Санкт-Петербургских святых). В Иркутской семинарии Ивану дали новую фамилию Вениаминов в честь недавно скончавшегося епископа Иркутского Вениамина (Багрянского) – поскольку Поповым там был каждый второй.

История отца Иоанна, в монашестве Иннокентия, рассказывает нам о том, как человек, родившийся в самом глухом закоулке России, благодаря дарованным свыше талантам и усердию стал величайшим мыслителем и влиятельнейшим человеком, чье научное и религиозное наследие ценится до сих пор. Его основной религиозный труд, короткая книга «Указание Пути в Царствие Небесное» (http://azbyka.ru/otechnik/Innokentij_Moskovskij/ukazanie-puti-v-tsarstvo-nebesnoe/1_3) была издана свыше двадцати раз, переведена на множество языков, включая алеутский (перевод сделал сам отец Иннокентий). Отец Иннокентий оставил о себе память и как выдающийся ученый. Его труд «Записки об островах Уналашкинского отдела» (1840) до сих пор считается классическим научным трудов в области этнографии алеутов.

О жизни неутомимого отца Иннокентия написано много, поскольку там есть что описывать и исследовать. Он общался и влиял на знаменитых людей своего времени: митрополита Московского Филарета (Дроздова), писателя Ивана Гончарова, святителя Николая Японского, российских царей Николая Первого и Александра Второго и других. Для интересующихся деталями вот несколько библиографических ссылок на источники, в которых деятельность отца Иннокентия описана подробно: https://ru.wikipedia.org/wiki/Иннокентий_(Вениаминов), книга протоиерея Д. Григорьева Д. «От древнего Валаама до Нового Света» (1988), книга В. Бурлака «Русская Америка» (2009), детальное жизнеописание отца Иннокентия со множеством интересных фактов www.orthedu.ru/ch_hist/hi_rpz/139117so.htm (если только не щелкать на этой странице по ссылкам, поскольку этот Интернет-ресурс видимо был взломан. Текст однако на странице представлен очень ценный).

В этой статье я ограничусь описанием нескольких любопытных случаев из его жизни, о которых я узнал из книги «Saint Innocent of Alaska. Apostle and Missionary» под авторством Сары Элизабет Коуи (Sarah Elizabeth Cowie).
Остров Уналашка сегодня. Церковь Воскресения Господня (1825) еще стоит!
Начало карьеры, решение поехать в Америку

В 1806 году девятилетний Иван Попов был определен в Иркутскую духовную семинарию. Мальчики там часто смеялись над его простой одеждой. Но Иван был совсем не прост. У него были золотые руки. Прочитав одну соответствующую книгу в школьной библиотеке, он смог смастерить водяные часы, которые тикали. Затем он сделал солнечные карманные (!) часы. Мальчики перестали смеяться над ним. Наоборот, они захотели дружить с ним, чтобы он им тоже смастерил карманные солнечные часы. Выпустился Иван из семинарии в 1818 году – с отличием и... с женой Катериной, на которой он женился в 19 лет. Вместе они прожили 20 лет до смерти жены, у них было 12 детей (по другим сведениям 15, но некоторые рано умерли).

В 1823 году отец Иоанн вместе со своей женой Катериной были очень счастливы. Талантливого выпускника направили в один из самых благополучных приходов Иркутска, богатую и большую Благовещенскую церковь. У него была хорошая зарплата, свой дом, сын, паства любила его, он уже был рукоположен в пресвитера. Дела шли в гору, и так могло быть до конца жизни, но отцу Иоанну была уготована совсем другая судьба. Когда в этом году среди местных православных священников был объявлен набор миссионеров в Аляску, отец Иоанн сначала отказался записываться. Однако, благодаря Воле Господней, одному из знакомых отца Иоанна после долгих переговоров удалось уговорить его записаться в миссию. Аргумент, который «как стрелой поразил сердце» отца Иоанна звучал так: «Вы не поверите, как алеуты усердны к вере. Несмотря ни на что – ни на мороз, ни на снег – они идут к заутрене в часовню. А часовня эта построена из досок и не имеет печки. И стоят иногда босые, не переступят с ноги на ногу во все время, пока читают заутреню». Услышав этот рассказ, отец Иоанн загорелся желанием поехать к людям, которые так тянуться к Богу. Если бы этого не произошло, мы бы возможно никогда не узнали о нем! В 1823 году отец Иоанн со всем своим семейством отбыл из благополучного Иркутска, чтобы попасть на неизведанный землю Русской Америки. Там он пробыл пятнадцать лет до 1839 года. Эти годы стали поворотными не только в его жизни, но и в жизни многих аляскинских туземцев.

Когда отец Иоанн со всем своим семейством (женой на последнем месяце беременности, сыном, братом и матерью) прибыли на алеутский остров Уналашка, им негде было жить. Российские промышленники под руководством А. Баранова не слишком жаловали миссионеров и не торопились им помогать. Возможной причиной этому был их крайне распутный образ жизни, который они совершенно не хотели оставлять, как того требовали миссионеры. Сам Баранов не раз говорил, что «из женатого русского выходит плохой промышленник». В конце жизни Баранов поменял свое отношение к миссионерам (в основном, благодаря деятельности и примеру отца Германа, впоследствии преподобного Германа Аляскинского), однако Бог сурово покарал его за его грехи: дети Баранова погибли в молодости, его основное детище Аляска досталось американцам.
Тлингиты - воинственные туземцы
Научные достижения о. Иоанна, или как о. Иоанн спас котиков от истребления

Без особой помощи местных властей отцу Иоанну пришлось сначала самому вырыть землянку, а затем построить дом. Ему также предстояло отремонтировать местную церковь, что он успешно сделал, не без помощи алеутов. Работая с ними бок о бок он стал изучать их язык и нравы. Отец Иоанн заметил, что алеуты во всех отношениях очень переимчивы. Они быстро перенимали у русских всякое рукоделие, какое видели. Как пригодились тогда отцу Иоанну основательное знакомство с механикой и те ремесленные навыки, которые он приобрел в юности! Он сам принялся за подготовку рабочих из алеутов, обучая их столярному, плотницкому, слесарному и кузнечному делу, изготовлению кирпича и каменной кладке. В этом совместном труде он смог сблизиться и узнать своих прихожан, их характер, нравы, представление о мире, познакомиться с их языком. Когда церковь была обновлена, он мог свободно говорить на алеутском языке, имел со многими прихожанами близкие приятельские отношения, и что самое главное – мог начать проповедовать им Слово Божие, используя эффективные примеры из своей недавней с ними работы.

В результате о. Иоанн изучил алеутский язык так хорошо, что смог писать на нем книги. Уже в 1826 году он создал алфавит и описал грамматику алеутского языка, перевел на него Евангелие от Матфея (1840), и свои книги «Начатки Христианского учения» (1840) и «Указание Пути в Царствие Небесное» (1840), читал на алеутском языке проповеди. Языком мирных алеутов он не ограничился, и освоил еще и язык воинственных тлингитов, на который также перевел первую часть своего «Указания...».

Его «Грамматика алеутско-лисьевского языка» давала столь ясное понятие о конструкции этого языка, что очень скоро лингвисты стали использовать ее как пособие для работы над другими языками. Например, известный знаток китайского языка Шетт воспользовался «Грамматикой» о. Иоанна и, сравнивая алеутский язык с азиатскими, достиг «желаемого успеха». Знаменитый писатель И. А. Гончаров так отзывался о произведениях о. Иоанна: «…не пожелаешь никакой другой истории молодого и малоизвестного края. Нет недостатка ни в полноте, ни в отчетливости по всем частям знания: этнографии, географии, топографии, натуральной истории, но всего больше обращено внимание на состояние церкви между обращенными».

Чрезвычайно важными были наблюдения о. Иоанна над образом жизни промыслового котика - главного источника доходов русских промышленников в Аляске. Во время своих поездок на Прибыловы острова он близко ознакомился со способами охоты на этих ценных животных, которых, как он справедливо опасался, ожидало полное истребление. Отец Иоанн начал вести наблюдения над естественным приростом котиков и позже составил таблицу, из которой делалось ясно, сколько животных можно убивать каждый год, чтобы не уменьшать общего количества котиков в прибрежных водах. Об этом позже писал адмирал B. C. Завойко: «Отец Вениаминов, как человек с острым разумом и быстрым практическим соображением и как наблюдатель окружающей его природы, ясными выводами из своих наблюдений над жизнью земноводных животных, морских котиков, доставил компании на несколько сот тысяч пользы; и поныне казна ежегодно получает громадный доход».
Святой Петр Алеут - замучен испанцами
за нежелание отказаться от православия
Искушение любопытством

О поразительном смирении о. Иоанна рассказывает такая удивительная история. Однажды в 1828 году он отправился к своим прихожанам на небольшой алеутский остров Акун. В первый раз посещал о. Иоанн эти места, и каково же было его удивление, когда он увидел, что местные жители стояли на берегу наряженными, как на торжественный праздник, ожидая его. Он вышел на берег, и островитяне бросились к нему с приветствиями и всячески старались показать свою радость по случаю его прибытия. О. Иоанн поинтересеовался, откуда они узнали о нем. Туземцы ответили, что об этом им сообщил их шаман Иван Смиренников. Более того, Смиренников подробно и точно описал внешность о. Иоанна. О. Иоанн был очень этим поражен и пожелал встретиться со Смиренниковым, чтобы поговорить о Священном Писании.

Из беседы выяснилось, что Ивану Смиренникову совсем не хотелось считаться шаманом, что он был крещен в православие первыми русскими миссионерами, знал главные молитвы и Евангелие, хотя последний раз общался с миссионерами более 20 лет назад. На удивленные вопросы о. Иоанна Иван Смиренников ответил так: вскоре после крещения к нему пришли два «белых человека». Они сказали, что посланы от Бога, чтобы учить его правильной вере и охранять его. И вот уже много лет почти ежедневно приходят они к нему днем или к вечеру, "а ночью не являются". Вот они и рассказывали о предстоящем визите о. Иоанна и описали его. Когда Смиренников просил помощи для других, они отвечали: "Мы спросим у Бога и, если Он благоволит, исполним". Иногда они рассказывали о происходящем в других местах. Они показывали Ивану, как правильно изображать крест на теле, наказывали не начинать никакого дела, не благословясь. Велели не есть рано поутру, не есть "вскоре убитой рыбы и зверя еще теплого", а некоторых птиц и морских существ совсем не употреблять в пищу. Говорили, что Богу противны убийство, воровство, всякий обман и корысть, и особенно велели соблюдать чистоту до супружества и в супружестве. Они говорили, чтобы Иван никому не сказывал исповеданных грехов своих о. Иоанну и чтобы сразу после Причастия у него не ел жирного. Про о. Иоанна же сказали, чтобы Смиренников слушался его учения, а русских промышленников, которые поступают не так, как учит о. Иоанн, не слушал. «Я и сегодня видел их, они-то мне и сообщили, что ты желаешь видеть меня, и я должен пойти и все рассказать тебе и ничего не бояться. И еще кое-что они говорили о тебе: в недалеком будущем ты сам поедешь большой водой к великому человеку и будешь говорить с ним», - закончил Смиренников свой рассказ пораженному о. Иоанну.

Отец Иоанн был в сильном смущении относительно этого рассказа. Во-первых, непонятно было, что за сущности являлись Смиренникову. Можно было бы подумать, что это ангелы, но известно, что демоны могут успешно притворяться ангелами и говорить при этом самые льстивые и прозорливые вещи с целью заполучить душу человека. Чего они не выносят, это креста и Иисусовой молитвы. Смиренников не подверг их этому тесту. Во-вторых, вся эта история звучала столь невероятно, что о. Иоанн сам захотел увидеть «белых людей». Наконец, о. Иоанна смущало то, что он не знал, о чем собственно говорить с «белыми людьми». Как он ни размышлял об этой возможной беседе, все выходило, что говорить он собирался о себе, а этого он делать не хотел. Если бы Бог что-то захотел сообщить о. Иоанну, Он бы это сделал напрямую, без посредничества Ивана Смиренникова. Наконец, о. Иоанн понял, что если его разговору с «белыми людьми» и суждено состояться, то он должен быть целиком посвящен судьбе алеутов и проповеди Слова Божия среди них. О. Иоанн попросил Смиренникова поговорить с "белыми людьми" о возможной встрече с ними и спросить, как они к этому отнесутся. На следующей их встрече Иван ответил, что «белые люди» не против встретиться с о. Иоанном, но только нужды в этом нет, поскольку о. Иоанн «и так все знает и правильно все делает».

Однако, поскольку у о. Иоанна оставалось еще много сомнений по поводу этого разговора, он решил испросить благословения на эту встречу у иркутского архиерея Михаила. До получения же решения от него, о. Иоанн наказал Смиренникову следующее: Видимо являющиеся ему духи не были демонами, потому что хотя нечистый и может иногда преображаться в ангела светла, но никогда для наставления и назидания и спасения, а всегда для погибели человека. А потому Смиренников может слушать учения и наставления «белых людей», если только они не будут противными тому, чему учил о. Иоанн. Другим же, спрашивающим о будущем и просящим помощи, необходимо говорить, чтоб они сами просили Бога, как общего всех Отца. Лечить Смиренникову разрешается, но только говоря, что он не своей силой лечит, но Божией, и поэтому все должны прилежнее молиться и благодарить Единого Бога. О будущем же никому, и даже самому о. Иоанну чтобы не говорил ни слова! А всем акунцам о. Иоанн пообещал непременно сказать, чтобы не называли Смиренникова шаманом.

С тем о. Иоанн отбыл в Уналашку, откуда через некоторое время по делам отправился с семьей в Москву и Санкт-Петербург морем. Среди дел, которыми он занимался в столицах, была и встреча с царем Николаем Первым. Так сбылось предсказание Смиренникова о путешествии «большой водой» и встрече с «великим человеком». Свое логическое окончание удивительная история с Иваном Смиренниковым получила через три года, когда о. Иоанн вернулся в Уналашку и получил ответ архиерея Михаила. Архиерей благославлял о. Иоанна на встречу с «белыми людьми» при условии, что о. Иоанн при встрече осенит их крестом, прочитает вместе с ними Иисусову молитву, и будет с ними говорить только о духовном благе новообращенных алеутов. Но этой встрече не суждено было состояться, потому что к этому моменту Иван Смиренников уже умер блаженной кончиной – тихо и в окружении своей семьи. Так, благодаря смирению и выполняя заповедь послушания о. Иоанн выдержал искушение любопытством, которое наверняка было очень сильным и могло бы привести к непредсказуемым последствиям. Смог ли бы я выдержать подобное искушение? В ответе я не уверен!
Эта книга издается и сегодня!
Как Бог спасал о. Иоанна от смерти

Бог спасал о. Иоанна от смерти не раз. Например, однажды корабль, на котором плыл о. Иоанн, попал в жестокий шторм неподалеку от Елового острова, на котором в то время жил инок Герман, будущий святой Герман Аляскинский. Дела складывались настолько скверно, что о. Иоанн начал молиться примерно с такими словами: Боже, если Тебе угодно то, что делает инок Герман, успокой море. Море практически сразу успокоилось! (В жизни о. Иоанн и инок Герман не встречались, хотя хорошо знали друг о друге).

С воинственным туземным племенем тлингитов (колошей) связана другая история из жизни отца Иоанна, которая вполне может считаться чудесной. Отец Иоанн долго планировал поехать к тлингитам для проповеди, но все как-то у него не складывалось: то какие-то срочные дела найдутся, то транспорта нет, то сезон неподходящий. Между тем наступил праздник Рождества Христова 1836 года. Отец Иоанн дал себе твердое обещание по окончании Святок непременно начать задуманное. Но вдруг, за три дня до намеченного им срока, он узнал, что у тлингитов появилась оспа, и именно в тех самых местах, с которых предполагалось начать их посещать. Поспеши отец Иоанн до эпидемии приступить к беседам, и всю вину возложили бы на него как на русского шамана, напустившего па них такое зло. И почти утихшая вражда тлингитов к русским могла бы вспыхнуть с новой силой, а священник вполне мог погибнуть от их руки. Но Бог хранил о. Иоанна. Когда он появился среди тлингитов, русские их уже начали лечить от оспы. В результате туземцы стали относиться к русским гораздо более дружелюбно, чем раньше, и с повышенным вниманием отнеслись к проповедям о. Иоанна. Он изучил язык туземцев за время своего у них пребывания и впоследствии перевел на тлингитский язык первую часть своего «Указания Пути в Царствие Небесное».

Отец Иоанн становится отцом Иннокентием

8 ноября 1838 г. о. Иоанн Вениаминов вместе со своей пятилетней дочерью Феклой поднялся на борт судна, покидавшего Русскую Америку. Жена же его с остальными детьми поехала на родину, в Иркутск, где сыновья о. Иоанна, Иннокентий и Гавриил, собирались поступать в семинарию. 22 июня 1839 г., через 7 месяцев после начала, путешествие о. Иоанна через Тихий и Атлантический океаны окончилось, и судно бросило якорь в порту Кронштадта. И Санкт-Петербург и Москва тепло встретили миссионера. Многие стремились познакомиться с ним, чтобы услышать его удивительные рассказы. Много времени о. Иоанн проводил вместе с привязавшимся к нему митрополитом Филаретом. Успех в сборе миссионерских пожертвований был полный. Шла работа над изданием переводов и сочинений о. Иоанна. Но неожиданно из Иркутска пришло скорбное известие: 25 ноября 1839 г., на следующий день после своих именин, скончалась супруга о. Иоанна Екатерина Ивановна. Потрясенный горем батюшка хотел немедленно ехать на родину к осиротевшим детям. Сочувственно отнесся к его горю митрополит Филарет. Но в этом скорбном событии духовно опытный архипастырь увидел указание Божие на новое служение о. Иоанна: Святитель стал убеждать его принять монашество.

Предложение митрополита заставило о. Иоанна глубоко задуматься. Сумеет ли он достойно исполнять монашеские обеты при деятельной жизни миссионера? Кто будет заботиться о его детях? Целый год о. Иоанн не мог решиться на этот подвиг: Он ездил молиться к русским святыням: в Троице-Сергеевскую Лавру и в Киево-Печерскую Успенскую Лавру. Тем временем Господь устроил судьбу детей о. Иоанна: дочери были приняты в Патриотический институт, а сыновья в Духовную семинарию в Санкт-Петербурге. И 29 ноября 1840 г. протоиерей Иоанн Вениамиаминов был пострижен митрополитом Филаретом в монахи с именем Иннокентий, в честь святителя Иннокентия Иркутского, которому все эти годы молился батюшка, прося помощи в своих миссионерских трудах.

Интересные разговоры

Однажды между Святителем Иннокентием и камчатским иеродиаконом Николаем произошел такой разговор. Как-то за обедом о. Николай сидел лицом на полдень, солнце било ему прямо в глаза. Речь шла о будующей жизни, и он спросил: «Владыка! Если Бог безмерно милосерд, то как же лишит Он некотрых своего Небесного Царствия?» «А ты, что вертишь головой и не сидишь спокойно?» - как бы не слыша вопроса, спросил его Преосвященный. «Да солнце прямо в глаза, и не дает покоя», - ответил иеродиакон. «Вот тебе и ответ на твой вопрос», - сказал Святитель, - «Не Бог лишит нераскаянных грешников Небесного Своего Царствия, а они сами не вынесут Его света, как ты не выносишь света солнечного».

Прибыв на Камчатку Владыка пожелал побеседовать с местными коряцкими старейшинами, кочевавшими недалеко с табунами оленей. На следующий день старейшины Авъява и Этск, явившись, обратились к Преосвященному с единственным заученным из русского языка словом: «Здоробо!» Затем сели на пол и закурили трубки. Помолчали (так было положено). Преосвященный Иннокентий повел с ними беседу на их языке. Он спросил, что их удерживает от принятия крещения. Помолчав, коряки отвечали: «Зачем креститься? Разве для того, чтобы сделаться такими же плутами, как крещеные тигильскне казаки, которые нас обманывают, обмеривают и обвешивают». Горько было слышать проповеднику Евангелия такие слова. «По крайней мере, не препятствуйте, если кто пожелал бы из ваших принять крещение», - сказал расстроенный Владыка. «Мы никому не запрещаем», -- снова помолчав, отвечали старейшины.

Случилось преосвященному Иннокентию видеться с одним тунгусом, который очень утешил его своей верой и преданностью Богу. Слушая рассказ о его нелегкой охотничьей жизни, Владыка с сочувствием сказал: «За то вам там, в вечной жизни, будет хорошо, если вы будете веровать Богу и молиться Ему». На эти слова тунгус с сильным чувством ответил: «Тунгус всегда молиться Богу. Убью ли я хоть куропатку: я знаю, что это Бог мне дал, и я молюсь и благодарю Его. Не убью: значит Бог мне не дал; значит я худой... Я молюсь Ему».

Как о. Иннокентия взяли в плен

Во время Крымской войны, в которой Россия воевала с Англией и Францией, события на Черном море влияли на ситуацию в море Охотском. В 1855 г. О. Иннокентий замыслил опасное путешествие в Аянский порт на этом море, а оттуда хотел затем перебраться в устье Амура. В это время в Аян были эвакуированы жители и гарнизон Петропавловска и шло строительство и укрепление Николаевска-на-Амуре. Следя за сообщениями газет и получая известия от людей осведомленных, Владыка предполагал, что неприятельский флот не появится у Аяна ранее июля. Однако Архиепископу Иннокентию пришлось столкнуться с неприятелем лицом к лицу. 21 июля 1855 года Владыка совершал в аянской церкви молебен с коленопреклонением о даровании победы. В городе уже никого не было: закопав несколько имевшихся пушек, жители покинули его еще до появления противника. Они перебрались в лес, за тринадцать верст от Аяна.

Вдруг в Аян прибыл английский фрегат, а следом еще один. Сойдя на берег, англичане узнали, что здесь находится русский архиерей. Они тотчас толпой с шумом и криком отправились в церковь. Посреди пустого храма стоял на коленях архиепископ Иннокентий и, нисколько не смутившись и как бы никого не замечая, громко произносил слова молитвы. Невозмутимое спокойствие Владыки и благоговейное выражение его лица поразили англичан, заставили их смолкнуть и терпеливо выждать конца службы. Потом, при воспоминании об этом событии святитель Иннокентий с неизменным юмором говорил: «Если бы знали англичане, о чем я молился тогда, то наверно бы тут же растерзали меня!»

Но они не знали, а вид так искренне молящегося человека внушил им почтение. После молебна офицеры подошли к Владыке и очень вежливо сообщили, что по долгу службы и обстоятельствам военного времени они должны будут взять его в плен. На это Святитель, улыбаясь, ответил, что человек он невоенный, следовательно, пользы от него никакой не будет, а, напротив, они причинят себе одни убытки, поскольку его придется кормить. Затем пригласил английских моряков к себе в дом и, угощая чаем, долго беседовал с ними. Англичане не взяли Владыку в плен, но на следующий день вернулись к нему и сообщили, что их капитан Лорд Чарльз Элиотт хотел бы пригласить Владыку на борт своего фрегата и побеседовать с ним. Владыка Иннокентий согласился.

Он провел на борту английского корабля несколько недель, каждый день подолгу беседуя с Лордом Элиоттом. Эти беседы так поразили англичанина, что он попросил Владыку попозировать его художнику, чтобы у Лорда навсегда остался потртрет Владыки в память об их незабываемой встрече. Впоследствии англичане оставили Амур и Уссурийск, а Владыка Иннокентий отслужил благодарственный молебен на берегу Амура в честь этого события.
Святитель Николай Японский, моли Бога о нас!
Встреча со Святителем Николаем Японским

Через несколько лет отец Иннокентий решит снова посетить Камчатку. Корабль, на котором он плыл, потерпел крушение (но все выжили), и ему пришлось пересесть на другой корабль, который шел в Японию. Там судьба свела его ни с кем иным как с отцом Николаем Касаткиным, будущим архиепископом, просветителем Японии, прославленным ныне в лике святых угодников Божиих двумя Православными Церквами — Русской и Японской. Это была очень важная встреча для отца Николая.

Отец Иннокентий нашел отца Николая в депрессии. Тот прибыл в Японию горящий желанием просвящать японцев православием, но у него ничего не получалось. Японцы очень закрытый народ, и они не любят слушать иноземцев. Их невосприимчивость к православному учению была жестоким ударом отцу Николаю. Местные русские его тоже особенно не поддерживали. О. Николай сидел целыми днями дома и читал французские и немецкие романы.

Отец Иннокентий сразу понял, что нужно делать. В первую очередь он попросил его выкинуть светские романы. «Тебе они здесь не пригодятся!» - таково было его объяснение. Следующим указанием было выучить японский язык. Далее о. Иннокентий своими руками сшил о. Николаю красивую сутану и дал ему для служения бронзовый крест.

Дальнейшее, как говорится, принадлежит истории. О. Николай послушал все советы о. Иннокентия, за семь лет выучил японский, перевел на японский различные религиозные и литургические тексты, стал духовным отцом многих и многих японцев. Сейчас он канонизирован как Равноапостольный Святитель Николай Японский.
Кафедральный собор Пресвятой Богородицы
"Всех скорбящих Радости", Сан-Франциско
О. Иннокентий о продаже Аляски Америке

В 1867 году Россия продала Аляску Соединенным Штатам Америки. Между обоими государствами было достигнуто соглашение о признании Америкой имущества и прав Русской Православной Церкви на территории Аляски. Вот что писал по этому поводу о. Иннокентий: «До меня дошел слух из Москвы, что будто бы я кому-то писал, что я не доволен тем, что наши Американские колонии проданы Американцам: это совершенная неправда; напротив того, я вижу в этом обстоятельстве один из путей Провидения, которым наше православие может проникнуть в Соединенные Штаты, где в настоящее время начали обращать на него серьезное внимание».

В этом же письме о. Иннокентий предлагает несколько идей дальнейшего развития «американского викариатства». В частности он предложил его столицу перенести из Аляскинского города Ситка в калифорнийский Сан-Франциско «где климатические условия несравненно лучше, и откуда столько же удобно иметь сообщения с колониальными церквями, как из Ситхи, если только не удобнее». Этот совет частично исполнен сегодня. Сан-Франциско является столицей православия в западной части Северной Америки (столица православия в Америке - Нью-Йорк). В 20-ом веке в Сан-Франциско был построен великолепный и самый крупный на западном побережье Кафедральный собор в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость». В этом соборе хранятся мощи величайшего святого 20-го века святителя и чудотворца Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского.

Далее о. Иннокентий писал, что «преосвященному викарию и всем притчам православной Церкви в Америке» необходимо дозволить отправлять литургию и прочие церковные службы на английском языке, «для чего, само собой разумеется, должны быть переведены служебные книги на английский язык», а в будущих американских православных семинариях науки должны преподаваться уже не на русском, а на английском языке, «который рано или поздно, а заменится последним».

Эти наставления свидетельствуют о том, что о. Иннокентий был человеком, который был, что называется, «на связи с реальностью». Дай Бог всем современным церковным наставникам быть столь же разумными, здравомыслящими и близкими к нуждам своей паствы!

О. Иннокентий становится Московским Митрополитом

В декабре 1840 года о. Иннокентий был назначен Архиепископом Камчатским, Курильскимй и Алеутским. В этом сане он пробыл до 1868 года. Его епархия была одновременно самой большой в мире и самой менее населенной. Чтобы посещать свои приходы о. Иннокентию приходилось практически все свое время проводить в разъездах. Как известно, самолетов и автомашин тогда не было. Самым привычным способом передвижения по этой территории были собачьи или оленьи упряжки. Временами приходилось покрывать большие расстояния пешком. При этом о. Иннокентий всегда соблюдал все посты. Таким образом его епископство было очень тяжелой физической нагрузкой, которую о. Иннокентий всегда воспринимал с радостью и благодарностью.

В 1868 году по смерти митрополита Филарета (Дроздова) Святейший Синод попросил о. Иннокентия занять пост Митрополита Московского и Коломенского – высший пост в Русской православной церкви. На этом посту о. Иннокентий и оставался до своей кончины 31 марта 1879 года, в Великую Субботу накануне Святой Пасхи. Ему было неполных 82 года. В октябре 1977 года он был прославлен Русской Православной Церковью в лике святителей как апостол Сибири и Америки. В 1994 году он был прославлен в лике святых Русской Православной Церковью Заграницей.

No comments:

Post a Comment