Wednesday, 25 January 2017

О фильме Тимура Бекмамбетова "Бен-Гур"

Иисус дает напиться воды сломленному Бен-Гуру
Возможно, лучшая похвала новому фильму Тимура Бекмамбетова "Бен-Гур" состоит в том, что он не заработал много денег в прокате. Фильм сам по себе очень увлекательный, зрелищный; его сценарий основан на одноименном христианском бестселлере начала 20-го века под авторством Лью Уоллеса. История богатого еврея Бен-Гура, который в одночасье потерял все и стал римским рабом, начинается несколько медленно, но к окончанию первого получаса натужные разговоры главных героев о том, что такое хорошо и что такое плохо, сворачиваются и начинается добротный экшн с хорошей долей компьютерных эффектов. Сначала глаза лезут на лоб от масштабной морской битвы между греческими и римскими галерами в Ионическом море, увиденной рабом-гребцом из адского трюма римского корабля. Затем, конечно же, дух захватывает от знаменитой сцены гонок конских повозок в древнеримском цирке. В кинотеатре IMAX 3D эти сцены должны производить потрясающее впечатление.

Любопытно противопоставление всего этого экшна концовке фильма - не столь зрелищной, но эмоционально гораздо более насыщенной истории Распятия Христа. Мы знаем, что именно эта история осталась в памяти поколений, в отличие от зрелищных римских гонок или морских баталий. Наличие неброской сцены Распятия и смерти Христовой в фильме вносит необходимый противовес, который ставит все остальные сцены на свои места и придает им соответствующую меру и смысл. Месть и другие "нормальные" людские страсти происходят потому, что люди сами выбирают себе такую жизнь, часто без особой на то нужды. Всегда есть точка выбора, которая может увести человека в совершенно противоположную сторону от "нормальной". Герои "Бен-Гура" осознают на своем горьком опыте наличие этой точки, возвращаются к ней и начинают жизнь по новым правилам.

Здесь я подхожу к моей начальной мысли о том, что финансовая неудача фильма в прокате свидетельствует на самом деле о его достоинстве. Бекмамбетов не идет на компромисс: не пытается "переосмыслить" или обойти христианский аспект истории, чтобы угодить как верующим, так и неверующим. В наш век всеобщего ревизионизма верность автора фильма посланию оригинала освежающе нова. "Бен-Гур" - фильм однозначно христианский, и это не могло понравиться всем: это вряд ли понравилось представителям других религий, атеистам, или даже просто безразличным к религии. Соответственно и фильм был наиболее популярным в прокате стран, где сильно христианство: Мексики, Бразилии, России, Южной Кореи и т.д.

Выбор зрелищных фильмов сегодня очень богат. Те, кто не захотели отдавать свои деньги за просмотр "Бен-Гура" по идейным соображениям, могли с легкостью потратить их на просмотр фильмов, не вызывающих неприятной рефлексии. Это хорошо и так и должно быть. Я же лично благодарен Тимуру Бекмамбетову и исполнительным продюсерам фильма Марку Бурнету и Роме Дауни за этот отличный фильм, в котором христианское послание сочетается с увлекательностью и зрелищностью истории еврея Джуды Бен-Гура, нашедшего силы в далекие и дикие времена владычества Римской империи отказаться от мести своим врагам в пользу их христианского прощения.

Friday, 6 January 2017

"Рождественская звезда", Б. Пастернак (стихотворение дня)

"Свет мира", Марк Китли
Стояла зима.
Дул ветер из степи.
И холодно было Младенцу в вертепе
На склоне холма.

Его согревало дыханье вола.
Домашние звери
Стояли в пещере,
Над яслями теплая дымка плыла.

Доху отряхнув от постельной трухи
И зернышек проса,
Смотрели с утеса
Спросонья в полночную даль пастухи.

Вдали было поле в снегу и погост,
Ограды, надгробья,
Оглобля в сугробе,
И небо над кладбищем, полное звезд.

А рядом, неведомая перед тем,
Застенчивей плошки
В оконце сторожки
Мерцала звезда по пути в Вифлеем.

Она пламенела, как стог, в стороне
От неба и Бога,
Как отблеск поджога,
Как хутор в огне и пожар на гумне.

Она возвышалась горящей скирдой
Соломы и сена
Средь целой вселенной,
Встревоженной этою новой звездой.

Растущее зарево рдело над ней
И значило что-то,
И три звездочета
Спешили на зов небывалых огней.

За ними везли на верблюдах дары.
И ослики в сбруе, один малорослей
Другого, шажками спускались с горы.
И странным виденьем грядущей поры
Вставало вдали все пришедшее после.

Все мысли веков, все мечты, все миры,
Все будущее галерей и музеев,
Все шалости фей, все дела чародеев,
Все елки на свете, все сны детворы.
Весь трепет затепленных свечек, все цепи,
Все великолепье цветной мишуры…
… Все злей и свирепей дул ветер из степи…
… Все яблоки, все золотые шары.

Часть пруда скрывали верхушки ольхи,
Но часть было видно отлично отсюда
Сквозь гнезда грачей и деревьев верхи.
Как шли вдоль запруды ослы и верблюды,
Могли хорошо разглядеть пастухи.

— Пойдемте со всеми, поклонимся чуду, —
Сказали они, запахнув кожухи.
От шарканья по снегу сделалось жарко.
По яркой поляне листами слюды
Вели за хибарку босые следы.

На эти следы, как на пламя огарка,
Ворчали овчарки при свете звезды.
Морозная ночь походила на сказку,
И кто-то с навьюженной снежной гряды
Все время незримо входил в их ряды.

Собаки брели, озираясь с опаской,
И жались к подпаску, и ждали беды.
По той же дороге чрез эту же местность
Шло несколько ангелов в гуще толпы.
Незримыми делала их бестелесность,
Но шаг оставлял отпечаток стопы.

У камня толпилась орава народу.
Светало. Означились кедров стволы.
— А кто вы такие? – спросила Мария.
— Мы племя пастушье и неба послы,
Пришли вознести Вам Обоим хвалы.
— Всем вместе нельзя. Подождите у входа.

Средь серой, как пепел, предутренней мглы
Топтались погонщики и овцеводы,
Ругались со всадниками пешеходы,
У выдолбленной водопойной колоды
Ревели верблюды, лягались ослы.

Светало. Рассвет, как пылинки золы,
Последние звезды сметал с небосвода.
И только волхвов из несметного сброда
Впустила Мария в отверстье скалы.

Он спал, весь сияющий, в яслях из дуба,
Как месяца луч в углубленье дупла.
Ему заменяли овчинную шубу
Ослиные губы и ноздри вола.

Стояли в тени, словно в сумраке хлева,
Шептались, едва подбирая слова.
Вдруг кто-то в потемках, немного налево
От яслей рукой отодвинул волхва,
И тот оглянулся: с порога на Деву,
Как гостья, смотрела звезда Рождества.

1947 г.

Tuesday, 3 January 2017

«Привнося высокое искусство мозаики в дом религиозного служения»

Мозаика купола православной церкви Святой Софии
«Я встретился с Мари Аллисон в подвальном помещении невысокого здания на малой улице городского района Фэрфилд, где она с треском раскалывала куски цветного стекла тяжелым мозаичным молотком под названием мартеллина. Она делала тессеры, мозаичные кубики, которыми выкладывается рисунок на специальной прорезиненной сетчатой ткани. Ткань с рисунком лежала на столе рядом с Мари. Вокруг располагались большие рисунки святых и цитаты из Библии, выполненные художественным шрифтом. Эта мастерская находится под церковью Святой Софии — единственной русской православной церковью в Виктории.

Это помещение — центр мозаичного проекта, в котором заняты некоторые прихожане вот уже 14 лет. Они украшают свою маленькую церковь мозаикой в византийском стиле, что, с одной стороны, глубоко традиционно для такой церкви, а с другой стороны, уникально в Канаде.

За день до этого я посетил воскресную службу. Литургическое песнопение продолжалось почти два часа посреди клубов кадильного дыма, выхода и ухода священников, одетых в разукрашенные робы, что вместе составило возможно самый замысловатый ритуал Богопочитания в спектре христианских религий. Вокруг меня вдоль стен стояли иконы на полках, перед которыми теплились лампады. Мозаика поблескивала вокруг оконных рам а также на стенах центральной части интерьера. Сверху помещение венчает купол почти четырехметрового диаметра — весь отделанный прекрасной мозаикой.

Эта фотография отделки купола уже историческая!
Украшение этой церкви кажется весьма замысловатым, но эта работа еще далеко не закончена.

Мысль о мозаичной отделке церкви пришла в голову настоятелю церкви отцу Джону Адамсу, который сам рисует иконы. Его привел в православие знаменитый житель Виктории потомственный русский князь Никита Голицын, который годами возил местных верующих в церковь в Ванкувере, а затем в 2000-ом году приобрел на свои деньги это здание в ныне весьма престижном районе Фэрфилд и передал его растущему приходу. Здание находится на пересечении улиц Джозеф и Мей, что показалось Голицыну своеобразным высшим подтверждением правильности выбора места для православной церкви (поскольку это почти как пересечение Джозефа и Мери). Здесь раньше помещался детский сад.

Вскоре Адамс и его жена вместе с семьей Аллисонов отправились в северную Италию в город Равенна, чтобы научиться там искусству мозаики, готовясь украсить новое здание церкви.

В Советской России некоторые большие столичные церкви были сохранены как музеи, но многие малые местные церкви были разрушены. Не имея примера в России, мозаичные энтузиасты из Виктории взяли в качестве примера старые церкви в Греции, Югославии и Северной Италии.
Мари Аллисон за работой в мозаичной студии
Будучи англоязычным приходом в маленьком деревянном здании в Канаде отец Джон и его помощники должны были импровизировать. Столяр помог им пробить дыру в потолке и построить купол. Затем они прикрепили в самом центре купола небесную твердь из золотых звезд, раскинутых по ультрамариновому небу и хорошо видимых для прихожан во время Богослужений.

Затем, медленно, рисунок за рисунком, художники создали и установили точную копию мозаики Христа Спасителя — оригинальной мозаики шестого века нашей эры , которую они сфотографировали в греческих Фессалониках. В течение первых семи лет пока строился купол прихожане встречались для служб в подвале здания. Сегодня купол окончен. Он украшен изображениями пророка Иезекиля и его знаменитого видения, описанной в одноименной книге Ветхого Завета.

Художники несколько раз возвращались в Восточное Средиземноморье, где они посещали различные архитектурные памятники, украшенные вдохновляющими их мозаичными рисунками. Там, под руководством различных учителей, они развили специальное умение, называемое микромозаикой. Отец Джон, который не стар, но носит длинную белую бороду, пришел в мозаичную мастерскую, когда я там беседовал с Мари Аллисон. Шепотом он рассказывал о посещении мозаичной студии в Ватикане, а Мари вспомнила, как они подарили сторожу кленовый сироп, чтобы обеспечить себе беспроблемный доступ к церкви в Фессалониках.
Одна из "нерелигиозных" работ
Мари Аллисон под названием "Трещина во льду"
Она показала мне прекрасный каталог венецианской фирмы Орсони, которая производит специальное стекло, используемое в различных знаменитых мозаиках, включая такие церкви как Сан-Марко в Венеции, Саграда Фамилья в Барселоне, мечети в Иране, ступы в Бурме, а теперь и в... церкви Святой Софии в Виктории! Кроме практически бесконечного выбора прозрачных цветов Орсони предлагает стекло с позолотой различных оттенков.

Я удивился увидев, что мозаика в Святой Софии непохожа на гладкую и плоскую плитку, какой выкладывают ванные комнаты. Напротив она имеет намеренно неправильную поверхность. Кубики стекла преломляют свет через неровные края, что создает светящийся эффект всего изображения. Некоторые кубики намеренно расположены под углом, чтобы усилить этот эффект.

Для изображения лиц и костюмов мозаисты предпочитают более мягкие тона мрамора, который они разрезают на куски мощной электропилой в мастерской. Не все мозаисты художники, но всем находится работа: от разрезания материалов до выкладывания заднего фона, углов и мелких фигур. Все фигуры изображаются согласно строгим законам иконографии.
Одна из микромозаик Мари Аллисон
«В первую очередь мы ценим процесс, мы не хотим увеличивать скорость работы», - замечает отец Джон, - «Когда люди спешат, результат не выглядит красиво. Главное это работать на правильной скорости». Мастерскую пронизывает дух внутреннего и внешнего спокойствия, который ведет к молитве, как того желает отец Джон.

Помимо работы над церковной мозаикой Мари Аллисон также рисует иконы, специализируясь в технике яичной темперы. Еще она создает фрески и ежегодно участвует в ежегодном мероприятии «Тур по студиям художников района Оак-Бей». Она использует мозаику, чтобы соединить старинные рисунки с современными деловыми и частными пространствами.

На рабочем столе лежала ее последняя микромозаика, изображающая лицо святого, детали которого с любовью выложены кусочками камня во влажной глине. Тессеры, использованные художницей для его глаз, были не больше песчинок. В этой и других мозаиках очевидно благоговение мозаистов, особенно в лицах святых и пророков.

«Эту работу очень приятно делать», - подытоживает отец Джон, - «Она идет на своей скорости, рисунок за рисунком. Нужно быть спокойным, внимательным и просто работать. Так люди работают над собой».

Прекрасный дух святости пронизывает православную церковь Святой Софии».

Эта статья Роберта Амоса опубликована под рубрикой «Наше Наследие» 18 декабря 2016 года в газете Times Colonist, а также 29 декабря 2016 года в бесплатном приложении к газете TC Extra. Перевод IVA.

Wednesday, 14 December 2016

Почему испанцы завоевали ацтеков (согласно Г.Р. Хаггарду)

Несколько другой взгляд, нежели предлагается
в "Пушках, стали и микробах" Джареда Даймонда!
Недавно папа прочитал мне книжку «Дочь Монтесумы». Мне она очень понравилась! В ней много путешествий, приключений и сражений. Главный герой этой истории англичанин Томас Вингфилд попадает к царю ацтеков Монтесуме. Его дочь Отоми влюбляется в Томаса Вингфилда, и они потом женятся. Эта страна называлась Анауак, а сегодня она называется Мексика. Томас Вингфилд вместе с ацтеками сражается с испанцами. Папа в этот раз попросил меня не пересказывать содержание этой истории, а объяснить почему испанцы победили ацтеков, их ведь было гораздо меньше.

Царь ацтеков Монтесума очень боялся испанцев, потому что он верил будто испанцы это дети ацтекского бога Кецалькоатля, и они вернулись в Анауак, чтобы исполнить древнее пророчество об уничтожении этой страны. У ацтеков не было лошадей, и Монтесума думал, что испанцы на лошадях это такие чудовища с головой человека и телом животного. От этого он боялся их еще больше. Если бы Монтесума решил сопротивляться испанцам, то он бы их победил, потому что ацтеков было больше, и они очень хорошо знали горы и долины своей страны. Они могли подкараулить испанцев и устроить им засаду. Но Монтесума очень испугался, когда услышал об испанцах, и не дал своим воинам такого приказа, а потом, когда он погиб, было уже поздно.

Ацтеки затем стали сопротивляться, но время было упущено, испанцы подошли прямо к столице Анауака Теночтитлану. Ацтеки были очень неорганизованными, и разные вожди не могли договориться друг с другом. Соседнее племя тласкаланцев перешло на сторону командира испанцев Кортеса и помогало ему воевать с ацтеками.

Испанцев было мало, и они все слушались своего предводителя Кортеса, который был хитрым и опытным воином. У него была красивая жена Марина из ацтеков, она его любила, и еще ее обидел принц Куаутемок, который не захотел брать ее в жены. Марина хорошо знала нравы ацтеков и помогала Кортесу, и она хотела отомстить ацтекам. Потом Кортес ее бросил. Мне жалко Марину!

У испанцев были ружья, которые очень пугали ацтеков, а у ацтеков — только луки и деревянные мечи. У испанцев были металлические латы, а ацтеки не могли хорошо защитить себя.

Когда испанцы пришли, ацтеки стали болеть оспой и умирать от нее. Так погибли почти все ацтеки.

Папа со мной согласился. Он сказал, что ацтеки вели себя очень плохо, потому что до последнего дня они приносили в жертву живых людей. Они это делали прямо на вершине своих пирамид. Если бы ацтеки отказались от этого и подчинились испанцам без боя, то они могли бы выжить в той войне. Победить они бы все равно не смогли, потому что за Кортесом в Анауак прибыло бы больше испанцев, а они были умнее, чем ацтеки.

Wednesday, 7 December 2016

Значение Раави и Руфи в истории Церкви

Икона святого апостола Матфея
Вступление: об особенностях родословной Иисуса Христа (согласно Св. Ап. Матфею)

Значение Раави и Руфи в истории православной Церкви огромно, поскольку обе эти ветхозаветные женщины не только были в предках нашего Мессии Иисуса Христа «по плоти», но и упомянуты в Его родословной, приводимой евангелистом Матфеем: «Салмон родил Вооза от Рахавы; Вооз родил Овида от Руфи; Овид родил Иессея; Иессей родил Давида царя» (Мф. 1:5-6).

Здесь необходимо отметить, что родословие Иисуса Христа под авторством евангелиста Матфея не является генеалогией в прямом смысле слова, то есть точным перечислением всех предков Мессии. В этом списке отсутствует много предков, так или иначе обсуждаемых в священных книгах Ветхого Завета. Например, в матфеевском списке отсутствуют три поколения после Ахаза, о которых мы узнаем из Первой Книги Хроник: «Сын Соломона Ровоам; его сын Авия, его сын Аса, его сын Иосафат, его сын Иоарам, его сын Охозия, его сын Иоас, его сын Амасия, его сын Азария, его сын Иофам» (1 Хрон. 3:10-12). Матфей же сообщает нам, что царь «Соломон родил Ровоама; Ровоам родил Авию; Авия родил Асу; Аса родил Иосафата; Иосафат родил Иорама; Иорам родил Озию; Озия родил Иоафама» (Мф. 1:7-9). Таким образом в матфеевском списке отсутствуют Иоас, Амасия и Азария. Этот факт показывает нам, что Матфей создает список предков Иисуса по какому-то другому принципу, нежели по генеалогическому.

Раав и Руфь, а также другие предки Иисуса Христа, перечисляются евангелистом потому, что их наличие в родословной Мессии имело другие цели, нежели составление полного списка Его предков. Этих целей несколько, но в контексте данного сочинения нас интересует лишь одна из них: приводя в своем Евангелии родословную Мессии Иисуса Христа святой апостол Матфей доказывает нам нескончаемую протяженность и строгий порядок Божьего промысла в делах людских от праотца Авраама до прихода в мир Его Единородного Сына. Этот промысел включал в себя не только избранный народ, но и все остальные народы мира, которым Мессия принес свет истинной веры и избавил их от прижизненного прозябания и духовной смерти в язычестве. Своими или чужими люди являются Господу не по кровному родству с евреями, а по родству веры в Него и по выполнению Его Заветов. Свидетельств этому принципу мы находим в Ветхом Завете несколько: Второзаконие сообщает, что если кто увидит и полюбит красивую женщину, то он может привести ее в свой дом, где она должна «остричь голову», «обрезать ногти», «снять свою пленническую одежду» и т. д., иначе говоря, она должна принять религию и обычаи евреев (Втор. 21:10-13); или во Второй Книге Царств, из которой мы узнаем о Давидовой супруге-гессурянке Маахе (2 Цар. 3:3).

Итак, святой апостол Матфей отмечает родство с Богом не по крови, а по святому духу, поскольку только такое родство открывает возможность всем людям без исключения соединяться с Богом в Его Блаженной и Милостивой к нам Любви. Как Раав, так и Руфь идеально вписываются в этот принцип родства с Триединым Господом по духу, поскольку они не только приняли Единого Бога Израиля, но уже при своей жизни получили от Него ценнейшие дары. Рассмотрим же историю обеих женщин, как о них повествует Ветхий Завет, чтобы сделать выводы о всеобъемлющей любви Господа Бога к людям, и о важном значении Раави и Руфи в истории православной Церкви.

"Раав и лазутчики Иисуса Навина", 17 век
Часть 1: История и значение Раави: спасение посреди всеобщего разрушения

Историю Раави мы узнаем из 2-ой главы ветхозаветной Книги Иисуса Навина. Иисус Навин, предводитель израильтян после смерти Боговидца Моисея, выслал двух соглядатаев для того, чтобы собрать сведения о Ханаанской земле и о городе язычников Иерихоне, поскольку еще по Обетованию Господню Аврааму эта земля принадлежала евреям (Быт. 15:17), и они собирались взять эти места себе. В Ханаанской земле Навиновы лазутчики нашли убежище в доме блудницы Раави (в некоторых источниках доказывается, что она была содержательницей дома терпимости — в любом случае по своему родству и образу жизни она была нечистой язычницей для евреев, то есть по древнееврейским понятиям она была далеко не самым лучшим предком для будущего Мессии).

Раав, далее, скрыла этих лазутчиков от воинов царя Иерихонского, которых, в свою очередь, направила по ложному следу. Сокрытым же лазутчикам она сообщила важные сведения о страхе, который испытывают Ханаанские жители перед евреями, и исповедалась в любви к Богу Израиля, а затем взяла с лазутчиков клятву в том, что они «сделают милость дому отца» ее и сохранят в живых всех ее родственников. Лазутчики такую клятву дали, невзирая на нечестивое происхождение и род занятий Раав. Они поняли, что кем бы она ни была, Раав действует по Божьему промыслу, а не просто из корыстных побуждений. Впоследствии с Божьей помощью евреи сокрушили стены Иерихонские и взяли город, но эта клятва была ими соблюдена, и жизнь Раави и всех ее родственников спасена посреди страшного разрушения Иерихонского.

Отдельно стоит остановиться на горячей исповеди Раави перед лазутчиками Иисуса Навина. Эта исповедь веры происходит при таких обстоятельствах, что становятся очевидными особые религиозные мотивы ее поступка, который иначе бы расценивался как низкое предательство по отношению к собственному народу. Вечером Раав приходит к соглядатаям в то время, как они ее не ждали и собирались ко сну. Сразу и без каких-либо предисловий Раав начинает с сильным душевным чувством излагать перед нежданными гостями «чудные дела Иеговы, явленные во время странствования евреев по пустыне»: «Я знаю, что Господь отдал землю сию вам, ибо вы навели на нас ужас, и все жители земли сей пришли в робость; ибо мы слышали, как Господь иссушил перед вами воду Чермного моря, когда вы шли из Египта, и как поступили вы с двумя царями Аморрейскими за Иорданом, с Сигоном и Огом, которых вы истребили; когда мы услышали об этом, ослабело сердце наше, и ни в ком из нас не стало духа против вас; ибо Господь Бог ваш есть Бог на небе вверху и на земле внизу» (Нав. 2:9-11). Из этой горячей исповеди видно, что переворот в душе Раави и в ее верованиях совершился гораздо раньше этой встречи, и при этом — совершенно самостоятельно.

Протоиерей Михаил Херасков отмечает следующее по поводу отказа Раави от былых языческих верований: «поняв тщету идолов и мерзости язычества, творимого на ее родине, она своим поступком навсегда разрывает со всем своим греховным прошлым и национальным, чтобы усвоить новую истинную религию, и обновиться нравственно в среде народа Божия, к которому она вознамерилась примкнуть» (Прот. Мих. Херасков, «Руководство к изучению священного Писания Ветхого Завета. Часть вторая: Исторические книги», Holy Trinity Monastery, Jordanville, NY, USA, 1972, стр. 12).

Протоиерей Херасков отмечает, что в ее исповеди можно усмотреть следы промысла Божия о язычниках: «Хотя ветхозаветная Церковь Божия сосредотачивалась главным образом в народе еврейском, но это не значит, чтобы остальные народы отринуты были Господом в конечную тьму, и осуждены на погибель. Напротив, свет истинной религии для того и был сосредоточен в народе Божием, чтобы лучи сего света ярче блестели и заметнее были для языческой среды. Поражая фараона и его землю различными казнями, Господь прямо говорит о нем: «Для того самого Я и поставил тебя, чтобы показать над тобою силу Мою, и чтобы проповедано было имя Мое по всей земле» (Исх. 9:16). Исповедание Раави-язычницы показывает, что сия цель Божия достигнута» (там же, стр. 13).

Протоиерей Михаил Херасков делает следующий вывод о значении Раави для Церкви: «То обстоятельство, что Раав сделалась впоследствии праматерью Спасителя, не должно казаться странным и невозможным, ибо Господь с тем и явился на земле, чтобы взять на Себя весь позор, отягощавший над родом человеческим со времени грехопадения нашего праотца» (там же, стр. 11). Протоиерей Херасков также приводит толкование блаженного Феодорита, который видит в личности Раави прообраз языческой церкви, прежде не плодоносящей, потом же расцветшей и плодоносной в благодатном царстве Христовом: «Дом Раави, в котором в дальнейшем спаслось ее семейство среди всеобщей гибели Иерихонской, был прообразом Церкви Христовой, в которой спасутся все истинные чада ее. И все прочее в сей истории преднаписывало собой истину (новозаветную)» (там же, стр. 15).
"Руфь встречает Вооза на овсяном поле", Ю.Ш. фон Каролсфельд
Часть 2: История и значение Руфи: спасение и женское счастье

Ветхозаветная Книга Руфи целиком посвящена истории богобоязненной моавитянки Руфи, которая подобно хананеянке Раави опять-таки не была еврейкой. В начале Книги мы узнаем о еврейке Ноеминь и ее снохе моавитянке Руфи, которая овдовела и по сути потеряла родственную связь с Ноеминью. Однако, вместо того, чтобы отправиться в свою землю и к своим языческим богам — по увещеваниям свекрови и по примеру Орфы, вдовы другого сына Ноеминьи — Руфь выбирает жить и умереть рядом с Ноеминьей в Иудее, евреев же — своим новым народом, и Бога Израиля — истинным Богом.

Обе женщины приходят в иудейский Вифлеем в начале жатвы ячменя. Там Руфь случайно встречает Вооза, родственника Ноеминьи. Вооз ласков и дружелюбен с Руфью. По совету Ноеминьи Руфь наряжается в свои лучшие одежды и отправляется к Воозу ночью на гумно. В полночь Вооз пробуждается и видит у своих ног Руфь. Вооз сначала ее не узнал и испугался, а затем узнал ее и согласился взять ее себе в жены. После того, как более близкий родственник Руфи отказался взять ее себе, Вооз смог жениться на Руфи. Услышав такое решение Вооза народ обрадовался и пожелал Воозу обогатиться и прославиться. От этого брака Руфь родила сына Овида, которого Ноеминь носила «в объятиях своих». Сын моавитянки Руфи Овид впоследствии стал дедом царя Давида — предка Мессии Иисуса Христа.

Такова простая и в то же время важная история Руфи. Важно отметить то, что свою веру она исповедает Ноеминьи в самом ее начале такими словами: «народ твой будет моим народом, и твой Бог — моим Богом» (Рф. 1:16). К этому ее никто не принуждал, наоборот, обстоятельства складывались таким образом, что в ближайшей перспективе это звучало как неправильный выбор, ведь Руфь — не еврейка, и Иудея — не ее родная страна. Выбирая себе новую судьбу она многим рисковала, прекрасно зная, что евреи чужих к себе не принимают. Однако ее вера в Бога Израиля была настолько искренна, а желание порвать с прежней языческой жизнью настолько сильным, что Руфь не могла поступить иначе.

Господь ждет от каждого из нас именно такого подвига, или как говорят по-английски, «прыжка веры», который можно совершить лишь полностью отказавшись от себя и предавши себя целиком и безраздельно Господу. История Руфи показывает нам, что за этот «прыжок веры» Господь вознаграждает не только в последующей, но и в настоящей жизни. Парадоксальное решение Руфи остаться с Ноеминьей привело Руфь только к самым лучшим результатам: успешному и достойному замужеству, улучшению отношений со свекровью, рождению сына с великим будущим. Не об этом ли мечтает любая женщина?! Но самое главное состоит в том, что Руфь отказалась от ошибочных и опасных суеверий, доверилась Богу Израиля, породила в своем потомстве великого царя Давида, а впоследствии и Мессию Иисуса Христа. Воистину, завидна судьба этой мудрой женщины! Упоминание ее в родословной Мессии — это послание всем православным выбирать Господа над всеми остальными делами и мыслями, насколько бы насущными они не казались.
"Есфирь, Царица Персидская", Эдвин Лонг, 1878
Заключение: Спасение возможно только через правую веру

Истории правоверных Руфи и Раави, обсуждаемые выше, продолжают и развивают в исторических книгах Ветхого Завета несколько важных тем, заявленных еще в Пятикнижии Моисеевом, сутью которых является возможность спасения в жизни и смерти только через веру в Единого Бога и исполнение Его Заветов.

Во-первых, история счастливого избавления Раави и Руфи полностью подтверждает высшее благословение исполнителям закона Божия, произнесенное еще Моисеем в книге Второзакония, а именно, благословение «плоду чрева твоего» и изобилие всех семейных и общественных благ (Втор. 28:1-14). Обе женщины слушали «глас Господа Бога», и в награду получили жизнь, наполненную высшим смыслом, частные и общественные блага, великое потомство, а также спасение и вечную память после своей смерти.

Во-вторых, как Раав, так и Руфь смогли распознать разницу между пустым язычеством и плодоносящей верой в Единого Бога и сделать правильный выбор. Обе смогли спастись посреди разрушения физического (как спаслась Раав посреди разрушения Иерихонского), так и духовного (как спаслась Руфь от язычества моабитского и совершенного забвения перед лицом Господа). Подобно Ноеву Ковчегу только такая вера спасла их и может спасти нас в море скорбей, болезней, тяжелых трудов, а затем и смерти, предначертанных нам после первородного греха (Быт. 3:16-17). Как сказал Господь Аврааму: «Я твой щит; награда твоя будет весьма велика» (Быт. 15:1).

В-третьих, обе женщины действовали по наитию свыше, и, таким образом, сами того не подозревая, они явились вершителями Промысла Божия о будущих делах человечества. Раав помогла евреям поразить ханаанитов и войти в Землю Обетованную, и обе женщины стали праматерями Мессии. Промысел Божий в делах человечества нескончаем и удивителен. Он начался с Сотворения Мира, проявлялся с тех пор всегда и сегодня, и пребудет с нами до скончания века. Промысел этот неисповедим, но очевиден, и было бы опасной ошибкой в него не верить или его не замечать. Пытаться понять и объяснить его разумом, учитывая только сегодняшние человеческие мелкие интересы и короткие знания, было бы бесполезно и опять же опасно. Единственно правильным поведением в далекой перспективе является только ежедневное укрепление веры в Вездесущего и Триединого Бога и упование на Его милость к нам грешным. Другим близким примером Провидения Божия о будущем евреев является история прекрасной иудейки Есфири и ее дяди Мардохая, когда они через свои заслуги перед языческим царем Артаксерксом, не имеющие казалось бы никакого отношения к будущему евреев, смогли, тем не менее, спасти евреев от геноцида Амана и дать еврееям право уничтожить всех своих врагов (Есф. 1-10).

В-четвертых, вера в Единого Бога, приведшего на землю Своего Сына Мессию Иисуса Христа, противоречит вере ветхозаветных евреев в необходимость национальной чистоты перед Богом, которую можно охарактеризовать как ритуально-поверхностную. Во Второзаконии мы читаем, что «Аммонитянин и Моавитянин не может войти в общество Господне» (Втор. 23:3), и далее в Первой Книге Ездры о необходимости евреям отделиться от народов иноплеменных, в том числе от Хананеев и Моавитян «с мерзостями их» (1 Езд. 9:1) или в Книге Неемии о том, что евреи грешат перед Богом, принимая в сожительство «чужеземных жен» (в том числе Моавитянок) (Неем. 13:23-27). Однако же моавитянка Руфь и хананеянка Раав смогли войти в «общество Господне» не только в ритуальном, но и в самом непосредственном смысле. Истинному духу Господню, который несли в себе Руфь, Раав и принявшие их евреи Вооз, Ноеминь, Иисус Навин и т. д., более близок пророк Исайя, пророчащий о Доме Господнем, где будет «место» и «вечное имя» сыновьям иноплеменников, «присоединившихся к Господу, чтобы служить Ему и любить имя Господа, быть рабами Его» (Иса. 56:3-6). Мы имеем доказательство этой всеобъемлющей Господней любви в таких ветхозаветных событиях, как женитьба Иосифа на Асенефе, дочери египетского жреца (Быт. 41:45), женитьбе Иуды на хананеянке Шуе (Быт. 38:2) или же женитьба Авраама на своей второй жене Агари, которая была египтянка, и которую защитил от ревности первой жены Сары Ангел Господень (Быт. 16). Все эти события не случайны, а закономерны и важны, поскольку привели к важнейшим последствиям для евреев и для всего мира (например, потомство Иосифа стало главою Израильского царства, а потомство Иуды образовало главную массу Иудейского царства, из чьей среды вышел Мессия и т. д.) Впоследствии подлинный смысл истинной веры выразил в Своей Нагорной Проповеди Иисус Христос, поставивший национальную обособленность и гордыню евреев на один уровень с язычеством, и призвавший Своих последователей любить врагов своих и братски приветствовать не только братьев по крови, но и по духу (Мф. 6:43-48).

Протоиерей Мих. Херасков характеризует значение Раави и Руфи в истории Церкви такими словами святых отцов: «Как Раав блудница, принявшая соглядатаев еврейских и отпустившая их другим путем, была прообразом спасения и оправдания растленного языческого мира — через веру во Христа, явленную от дел; так Руфь моавитянка была подобным же прообразом языческой неплодящей церкви, которая, как дикая маслина, привилась ко Христу, и стала участвовать в корне и соке доброй маслины. Подобно Руфи чужестранке, примкнувшей к иудейскому племени, и язычество, чуждое Христу, вступило в благодатный союз со Христом, хотя Он и послан был прежде всего ко овцам погибшим дома Израилева. Не въявь и не открыто, но незримо от свидетелей, Руфь ищет супружеского союза с Воозом; так и язычество не прямо идет ко Христу и не тотчас вступает в союз с Ним, но нравственная нищета и убогость и долгое удаление от источника истины — пробуждают в нем сильное искание сей истины и жажду покоя, который и обретает оно во Христе Спасителе. Не тотчас и Вооз вводит в дом свой Руфь, но лишь после того, как ближайший родственник отказался от супружеского союза с нею; так и Христос через Апостолов своих обращается со словом проповеди к язычникам уже после того, как сия проповедь отринута была иудеями» (там же, стр. 62-63).

Wednesday, 30 November 2016

"Лирический простор", Б. Пастернак (стихотворение дня)

Сегодня утром во время пробежки по волнорезу было так...

Что ни утро, в плененьи барьера,
Непогод обезбрежив брезент,
Чердаки и кресты монгольфьера
Вырываются в брезжущий тент.

Их напутствуют знаком беспалым,
Возвестившим пожар каланче,
И прощаются дали с опалом
На твоей догоревшей свече.

Утончаются взвитые скрепы,
Струнно высится стонущий альт;
Не накатом стократного склепа,
Парусиною вздулся асфальт.

Этот альт только дек поднебесий,
Якорями напетая вервь,
Только утренних, струнных полесий
Колыханно-туманная верфь.

И когда твой блуждающий ангел
Испытает причалов напор,
Журавлями налажен, триангль
Отзвенит за тревогою хорд.

Прирученный не вытерпит беркут,
И не сдержит твердынь карантин.
Те, что с тылу, бескрыло померкнут,
Окрыленно вспылишь ты один.

1913

Monday, 28 November 2016

Фотоотчет о Церковной ярмарке

Одна из картин чтеца Питера
Читатели этого блога давно интересуются тем, что в предыдущих статьях о приходской жизни православной церкви Св. Софии, Виктория, Канада, я называл "церковной ярмаркой" (смотрите статьи "Об открытом церковном рождественском концерте", http://pomyslivden.blogspot.ca/2013/11/blog-post_5717.html, или здесь "Eat, Prey, Love, или с омофонами шутки плохи!", http://pomyslivden.blogspot.ca/2014/12/eat-prey-love.html). Наконец все сложилось так, что я могу дать некоторое представление об этом ежегодном замечательном событии.


Идея состоит в том, что раз в год все желающие прихожане могут продать оригинальную поделку на открытой для публики распродаже. Все вырученные деньги идут в пользу церкви. Верхние две фотографии изображают картины графика-дизайнера в жизни и чтеца в церкви Питера Хайнриха. Картины выполнены на деревянных блоках, они небольшие и очень красивые. Он оценил каждую в 40 долларов. Питер сказал, что на создание этих картин его вдохновило чтение главы "Рождество" из книги Ивана Шмелева "Лето Господне". Отрывок читается во время концерта, подробнее об этом отрывке я рассказывал здесь "О концертном чтении "Лета Господня" Ивана Шмелева", http://pomyslivden.blogspot.ca/2015/12/blog-post.html.

Мозаичная картина прихожанки Мари Аллисон "Русская деревня"
Среди прихожан есть еще одна художница Мари Андрэ-Аллисон, о творчестве которой подробно я писал здесь "Многочисленные оттенки белого в работах Мари-Андрэ Аллисон", http://pomyslivden.blogspot.ca/2015/06/blog-post_68.html. Мари-Андрэ принесла на продажу несколько своих новых прекрасных работ. Их стоимость колеблется от 50 до 250 долларов.

Еще одна работа Мари-Андрэ Аллисон

Работы такой стоимостью покупают на нашем базаре нечасто. Однако, учитывая их художественные достоинства и высокое качество исходных материалов (настоящее венецианское стекло), для всех приобретших эти прекрасные произведения мозаичного искусства являются отличным вложением денег.

Книжные закладки с изображением церковных мозаик (ошибка в цене,
которая на самом деле должна быть пять долларов)

Благодаря Мари-Андрэ в нашей церкви для прихожан действует уникальный рабочий и совершенно бесплатный мозаичный кружок. Его участники собирают мозаику для церкви, и результаты их работы впечатляют всех, кто их видит ("О мозаике купола православной церкви Св. Софии в Виктории", http://pomyslivden.blogspot.ca/2015/06/blog-post_11.html). Глава Православной Церкви Канады Владыка Гавриил, который недавно посетил наш приход, отметил мозаику в своем поздравительном письме к 25-летию прихода.

Стол, посвященный основателю церкви князю Голицыну

На каждом базаре-ярмарке присутствует обязательно стол с наследием основателя церкви князя Никиты Голицына. На этом столе продается английский перевод книи А. Толстого "Князь Серебряный", выполненный Голицыным, а также его оригинальная карта всемирной истории. Сам Голицын про себя писал в автобиографических заметках, что он "муж и историк по призванию". О Голицыне и его жене Еве, основателях нашей церкви, я писал в статье "О счастливом союзе Ив и Никиты Голицыных", http://pomyslivden.blogspot.ca/2014/01/blog-post_6.html, а также в статье "Черная тетрадка" здесь http://pomyslivden.blogspot.ca/2013/12/blog-post_5.html.
Матушкино варенье

Популярнейшим продуктом на нашей ярмарке всегда было варенье матушки Саши, жены настоятеля прихода отца Джона. Это варенье принесло немало средств в приход за все эти годы. Некоторые гости приходят на ярмарку именно за этим вареньем, до того оно вкусное!


Пример матушки Саши оказался очень заразительным, и теперь многие прихожанки готовят и успешно продают на ярмарке свои джемы, лечо, растительное масло, мыло и даже свечки.

Сдоба дьякона отца Гордиона

Я лично тороплюсь на ярмарку, чтобы купить сдобу дьякона Гордиона, который в жизни работает пекарем. Покупаю штук по четыре вот этих хлебов, и за пару дней они съедаются. Ведь они сделаны не только с любовью, но и опытным профессионалом пекарского дела. В некотором смысле отца Гордиона можно назвать даже "художником пекарского мастерства"!


На каждой ярмарке проводится лотерея, на верхней фотографии изображен один из призов лотереи этого года: чудесный пряничный домик, на который можно полюбоваться в Рождественский сезон, а затем съесть. Наборы для пряничных домиков здесь очень популярны, а сами пряники - весьма съедобны, особенно под кофе.


Некоторые поделки не удается продать на ярмарке. Затем поделки разбираются авторами или дарятся церкви. Так произошло с этой оформленной в рамку фотографией, которая изображает Воскресенскую церковь города Йошкар-Ола, Россия. Автор фото решила подарить ее церкви, и теперь это изображение видят все прихожане и гости церкви.


Понятие "оригинальная поделка" можно растолковать очень широко. Вот эти елочные украшения прихожанка купила в магазине, а затем вечным маркером разукрасила их. Получилась оригинальная поделка. Из 11 украшений 9 были проданы.


Я глубоко убежден, что хорошая вещь может служить разным целям. Мозаика, например, не только украшает нашу церковь, но и рассказывает зрителям немало важных библейских историй. Горящая свечка не только освещает церковь. А вот елочные украшения, о которых я пишу выше, стали в умелых, творческих и любящих руках прекрасной детской игрушкой-"развивашкой"!

Поздравляю всех моих читателей с наступающим Новым 2017 Годом и Рождеством Христовым!